суббота, 4 февраля 2017 г.

Тактическая авиация США, ее организация, основные задачи, основы боевого применения.


Истребители нового поколения, поступившие На вооружение ВВС и флота США в 70-х годах, участ­вовали во многих летных экспериментах и прошли про­верку на учениях «Рэд флэг». Накопленный за послед­ние годы опыт позволил зарубежным специалистам оп­ределить ближайшие перспективы тактики истребите­лей, соотношение в ней старых и новых элементов.
Будут ли кардинальные перемены, есть ли новые пути к завоеванию превосходства в воздухе, надо ли перестраивать программы подготовки летчиков? Пока однозначный ответ дан только на последний вопрос: процесс подготовки летного состава к реальным боям должен включать тренировочные бои с «противником», действующим в присущей для него манере, без каких бы то ни было упрощений. Сложнее обстоит дело с пре­тензией на превосходство в воздухе, хотя истребители F-15, F-14, F-16 не имеют других задач, кроме его за­воевания.


Журнал «Эр форс» считает, что теории, касающие­ся тактики, настолько сложны и разнообразны, что многие из них оказываются неправильными. Для лик­видации неразберихи в прогнозах требуются фунда­ментальные практические исследования. Однако в мир­ное время все равно не удастся полностью избежать условностей и упрощений, отражающихся на общих выводах .
К тактике, как отмечает журнал, предъявлены очень высокие требования, чтобы владеть ею в совершенстве, надо располагать современной техникой и кадрами, равноценными, или лучшими, чем у противника.
Квалификация летчиков оценивается по отточенной технике пилотирования, снайперским качествам, инди­видуальным и коллективным действиям в бою и, на­конец, результатам участия в учениях. Смоделирован­ная тактика может способствовать росту количественных показателей (числа «сбитых» самолетов «против­ника», точности применения оружия) только при высоком мастерстве исполнителей.
Вместе с тем успех при одинаковых претензиях на него сторон, ведущих бой, во многом определяется фак­торами, не зависящими от личной подготовки экипажей. Важнейшую роль играют замыслы и решения, выраба­тываемые руководителями. Опыт показывает, что спла­нированное по шаблону сражение, даже при наличии нового оружия, нередко завершалось поражением. Од­ной генеральной линии в тактике всегда считалось ма­ло каждый раз нужны были детальные доработки. А передовые идеи рождались обычно во время смены обстановки, в динамике событий.
Как отмечает журнал, чутко реагирующая на обста­новку тактика часто пасует перед напором дилетан­тов, наделенных правами. История свидетельствует, что носители ложных концепций не считались даже с опы­том войн. Новая техника еще до ее испытаний откры­вала передними слишком широкие горизонты. Доста­точно вспомнить теорию одноразовой атаки, которая привела к снятию пушек с истребителей. Известно, что, когда боевой опыт начинает устаревать, приоритет от­дается научному предвидению. Именно в такие периоды вдалеке от аэродромов рождались теории, за которые потом приходилось расплачиваться летчикам.
С учетом этих соображений выводы, касающиеся ближайших перспектив тактики, считаются за рубежом только предварительными. Основной из них формулиру­ется примерно так: для нового поколения истребителей, которое останется в строю в течение следующего десятилетия, характерен воздушный бой классических форм. Основы его заложены во второй мировой войне и закреплены в локальных конфликтах. Новое оружие» несомненно, откроет дорогу новым способам атак, так­тическим приемам и боевым маневрам. Однако принципы ведения боя, выработанные прошлыми поколени­ями истребителей, останутся в силе.
Под выводом о сохранении классического воздуш­ного боя в ВВС США подразумевается следующее.
Во-первых, бой остается групповым. Если состав групп и уменьшится, то до одиночек дело не дойдет. Дуэльные ситуации, как и прежде, будут характерны только для перехвата в сложных метеоусловиях и но­чью. Ни «агрессоры», ни их «противники» на учениях «Рэд флэг» по одному не летают, хотя с той и другой стороны часто выступают истребители F-14 «Томкэт» иF-15 «Игл». Выработанная логика боя предполагает только преднамеренное размыкание в критических си­туациях. когда необходим резкий маневр с разрывом огневых связей. Расчленение на одиночки предусмат­ривается и для штурмовиков или других ударных так­тических самолетов, прорывающихся к целям на малой высоте.
В ходе экспериментов на учении опробываются воз­можности групп необычного состава, например тройки или пятерки самолетов (с экипажем свободного манев­ра). По-новому распределяются роли, особенно на первых этапах боя. Однако считается, что пара истребителей (элемент)—это основная боевая единица, способ­ная решать сложные задачи.
Групповой характер боя можно представить по опи­саниям эпизодов учения «Рэд флэг», приводившимся в «Армд форсиз джорнэл». Тактика «агрессоров» при отражении налетов «противника» построена обычно на расчленении больших ударных групп. Так, в одном из вылетов перед восьмеркой «агрессоров», которую воз­главлял опытный летчик на самолете Т-38, стояла за­дача — вступить в бой со смешанной ударной группой из 56 самолетов F-4, А-7, F-111, F-105, F-15 и В-52.
Группа обеспечивалась самолетами-заправщиками, по­становщиками помех и спасательными вертолетами (налет по типу вьетнамского).
В течение 10 мин 54 с согласно записям летчика, находившегося в задней кабине самолета командира группы «агрессоров», было «сбито» 7 самолетов - два F-105, два F-15 и три В-52. После этого сам командир был «сбит» ракетой, выпущенной с истребителя F-15 входившего в группу прикрытия ударных сил «противника». Сам бой восстановить в памяти было трудно в связи с резкими изменениями обстановки и разнообразной на это реакцией «агрессоров».
Во-вторых, воздушный бой достанется маневренным. Возможности техники и оружия, их приспособленность к выполнению определенных боевых задач—зеркало тактики. А истребители превосходства в воздухе—де­тище 70-х годов разрабатывались для ведения маневренного боя. Правда, их оружие может поражать воз­душного противника, находящегося за пределами зри­тельной связи, но бой на средней дальности —это дополнение к существующей тактике, только начало грядущих перемен. Как показали учения «Рэд флэг», «противник» не всегда соглашался выполнять условия, при которых он мог быть «сбитым» ракетой «Спарроу» на встречном курсе. А для создания других условии возможностей оружия не хватало.
Эволюции, выполняемые истребителями для выхода в атаку или уклонения от нее (в положении обороняю­щегося), нисколько не упростились. Бой на средней дальности совершенно .не исключал продолжения—­ближнего маневренного боя. Переход от первого ко второму обусловливался рядом причин, препятствовавши завершению воздушной схватки в первой, прямолиней­ной атаке. Главными из них были своевременная ин­формация об угрозе, трудности приборного опознавания и постановка помех на частоте излучения бортовых РЛС.
Натурное моделирование, по мнению организаторов учений «Рэд флэг», показывает, что по мере углубле­ния истребителей- в воздушное пространство противни­ка вероятность ближнего маневренного боя возрастает. Так, «агрессоры» при отражении налетов находили до­статочно приемов для' сближения с «противником» на малую дальность, особенно при устойчивом наведении с земли. От внезапной атаки поздно обнаруженного соперника единственным средством защиты оставался энергичный криволинейный маневр в любой плоскости.
Как отмечает зарубежная печать, летчики, принимающие участие в учениях «Рэд флэг», прежде всего получили опыт маневренных боев и применения оружия воздушной цели из разных положений в пространстве. Пилотаж на грани срыва, с максимальными пере­грузками и торможением применялся для выхода из-под огня «противника». Именно здесь летчики накапливали баллы по выживанию. Характерно, что критические ситуации создавались не для тренировки, а были логическим следствием выбора наивыгоднейшей тактики.
«Агрессоры», самолеты которых (F-5Е) не имели оружия средней дальности, нередко навязывали ближ­ний бой истребителям завоевания превосходства (F-14 и F-15) и диктовали им свои условия. Они демонстрировали лучшую подготовку и более искусную тактику при отсутствии преимуществ техники. Результаты учений «Рэд флэг» доказали эффективность маневренного боя, поэтому он продолжает занимать основное место в программах подготовки летного состава. Только овла­дев его секретами, летчик переходит в дальнейшем к освоению всеракурсного боя на средних дальностях.
В-третьих, в воздушном бою сохранятся традицион­ные этапы- поиск, сближение, атака, ближний мане­вренный бой, выход из боя. При этом зарубежная пе­чать признает, что процент тренировочных и экспери­ментальных боев, заканчивающихся после первой ата­ки, постепенно растет. Однако ни один из этапов пока не исключается. От этого, по мнению зарубежных спе­циалистов, предостерегают уроки прошлого. Полностью доверяться информации с земли, как было в период господства тактики перехвата, —значит не заботиться о развитии бортовых средств поиска. Исключить ближ­ний бой—значит прекратить улучшать маневренные характеристики истребителя, как это было перед войной во Вьетнаме. Сейчас уже никто не отваживается на такие решения.
Некоторые зарубежные специалисты считают искус­ственным выделение поиска в самостоятельный этап воздушного боя. Поскольку летчик противника еще не обнаружил, рано предпринимать какие-либо действия, направленные на его уничтожение. Однако в настоящее время свободный поиск остался уделом лишь охот­ников. В большинстве случаев летчик получает сведе­ния о противнике, с которым ему предстоит провести бой, еще до его обнаружения. И чем раньше поступает целеуказанне, тем больше он свободен в выборе спосо­бов сближения и атаки. Вероятность перехода к взаимному маневрированию будет снижаться лишь при дальнейшем расширении возможностей электроники и средств поражения.
В-четвертых, непрерывное взаимодействие и четкое управление с земли будут цениться не меньше, чем в прошлом, хотя ударная сила каждого самолета и права летчика на самостоятельность значительно возросли. Истребитель, лишенный поддержки, может бороться только против одиночек. Достичь внезапности для ус­пешной атаки превосходящего противника без помощи оператора наведения также очень сложно. Нарушение взаимодействия по-прежнему грозит отказом от актив­ного продолжения боя.
Поддержание контактов между группами, действу­ющими за пределами зрительной связи, но по единому замыслу остается обязанностью наземного (воздушно­го) пункта управления. Доказательство этого, как счи­тает зарубежная печать, — включение операторов на­ведения в штаты эскадрилий «агрессоров» и их непосредственное влияние на результат многих воздушных боев по программе «Рэд флэг».
Так в ВВС США сохраняется сложившийся прин­цип управления, .сочетающий руководство истребителя­ми командиром группы в воздухе и командным пунк­том. КП, как и раньше, обязан информировать о про­тивнике, наводить истребителей (целеуказание), под­держивать взаимодействие между группами: различного тактического назначения, принимать решения на ввод в бой и выход из него. Командиру группы передается руководство после обнаружения противника, затем КП ограничивается информацией об изменении обстановки.
Как показывает опыт последних локальных войн, связь между экипажами и группами истребителей в бою может быть неразрывной, временно нарушаемой (восстанавливаемой) и поддерживаемой с помощью командного пункта. Подобное разделение и возможность про­гнозирования этих связей по этапам боя открывают пути к моделированию боевого порядка—определению опти­мального варианта расстановки сил с учетом вероятных действий противника.
В боевом порядке сохранится взаимное прикрытие. хотя формы и способы его могут измениться. По край­ней мере, оно будет необходимо до того момента, пока противник не откажется от групповых действий. В са­мом деле. как ни парадоксально, но атакующий истре­битель в маневренном бою сам нуждается в защите. Об этом свидетельствуют потери сверхзвуковых само­летов на последнем этапе боя — выходе из атаки.
При необходимости создавать две группы истреби­телей под единым руководством: одна из них, как пра вило, будет ударной, а вторая—обеспечивающей прикрытие, поддержка). Демонстративная группа все чаще выводится из боевого порядка и действует по указанию командного пункта. В настоящее время в экспериментах ее все чаще заменяют ложными целями—беспилотными летательными средствами. Отмечается, что лож­ные маневры предусматриваются и в моделях боя на средних дальностях для обеспечения атаки с применением ракет «Спарроу» А1М-7Р (учитывая обязательное сопровождение ракеты до встречи с целью).
Применявшиеся на учениях «Рэд флэг» боевые по­рядки не опалываются в рамки стандартов. Поэтому моделированию поддавались только расстановка сил перед боем и их движение при поиске и сближении. Один маневренный бой, как и раньше, не был копией любого другого, поэтому выбор образцов усложнялся. Однако арсенал типовых маневров для выхода в ата­ку, уклонения, занятия выгодного позиционного поло­жения, а также приемов «провокационного» характера постоянно пополнялся. Известные по войне во Вьетнаме «Брейк» (форсированный оборонительный маневр), «Хард терн» (координированный оборонительный маневр).«Сизорс» («ножницы»), «Лоу спид» (наступательный маневр при избытке скорости) стали в ряд с более замысловатыми и сложными тактическими приемами, которые летчики заучивали наизусть как азбуку боя.
Эксперименты продолжаются. И как утверждают за­рубежные специалисты, истребителям третьего поколения пока не свойственны действия в сомкнутом строю, за исключением этапов полета в радиолокационном поле противника, когда *надо скрыть численный состав группы. Эшелонирование по высоте допускается в пределах 1500—2000м с учетом того, что бортовая РЛС стала способна выделять отметку самолета на фоне земли.
И наконец, в связи с реальной возможностью ведения ближнего маневренного боя сохранится принцип тесного сочетания маневра и огня, хотя роль последнего резко возросла. Как считают за рубежом, возможности истребителей по нанесению ракетного удара расширились, но приносить им в жертву маневренные качества самолета еще рано. А равноправие маневра и огня сви­детельствует о жизненности тактики предыдущего по­коления, прошедшей проверку в локальных воинах Она может дополняться и изменяться, но не отменяться.
Таковы пока предварительные выводы, сделанные зарубежными военными авиационными специалистами в мирное время на основе натурного моделирования. Эти выводы не проверялись в реальных воздушных бо­ях. Однако повседневная боевая учеба летного состава строго целенаправленна. Журнал «Армд форсиз джор-нэл» писал: «Подготовка к войне—как ежедневный прием пищи». Тактическое авиационное командование ВВС США не имеет своего девиза, но такое изречение командующего ТАК генерала Диксона могло бы вполне его заменять.

Комментариев нет:

Отправить комментарий